Buig

Специалисты широкого профиля

Дома в голландии

Стиль голландских интерьеров

Мне очень нравится стиль голландских интерьеров — он простой, порой даже грубоватый и очень удобный, но в простоте этой есть незаметная, на первый взгляд, утонченность и элегантность. Голландцы от природы наделены художественным вкусом, и это сразу заметно при пересечении границы, например, между Германией и Нидерландами. Вообще, голландцы — нация, вызывающая уважение: на территории, отвоеванной у моря (большая часть страны и сейчас расположена ниже его уровня), где кроме песка и ракушек ничего не было, они создали процветающую, богатую и красивую страну!

Немного истории: в средние века Нидерланды охватывали территорию нынешних Бельгии, Голландии и Люксембурга. С начала XVI века государство находилось под властью Испании. Прежде всего, это отразилось на городской архитектуре: дома испанской знати, ратуши, биржи, соборы – все носило черты готического стиля с вытянутыми вверх окнами и высокими шпилями крыш. Но, помимо архитектурных особенностей, испанцы оставили о себе и «бытовую память».

До сих пор голландцы празднуют два Рождества: вначале приходит Санта-Клаус испанского облика, похожий на безбородого католического священника с помощниками-негритятами. И голландские белоголовые дети каждый год наряжаются в негритят – поверх курчавых черных паричков надевают береты, накидывают на плечи средневековые плащи и кружевные белые воротники. Дополняется костюм широкими и короткими штанишками ярких цветов. А спустя несколько дней наступает и традиционное европейское Рождество с бородатым Сантой и нарядными елками.

Обретя независимость от Испании, Нидерланды к XVII веку становятся центром мировой торговли. А голландские мореплаватели — первыми в Европе поставщиками восточных диковин. Восточные шерстяные ковры, шелковые ткани и бронза – все это впервые появляется у голландских купцов, как и модный среди европейской знати тонкий китайский фарфор. Но во второй половине столетия объемов ввозимого фарфора стало не хватать и тогда в голландских городах возникает собственный промысел: производство керамической глазурованной посуды. С тех пор бело-голубой фаянс, произведенный в Дельфте, становится «фирменным стилем» голландского интерьера.

Нидерландские мастера впервые в Европе создают и облицовочную плитку для очагов, печей и стен. Плитка была разных видов: с геометрическим узором, с клеймами и объемным рисунком, а из отдельных плиток собиралось на стене или вокруг печи целое сюжетное полотно. Высокие печи, облицованные глазурованной плиткой, позже в России так и назовут «голландками».

Дома в голландских городках очень живописны и окружены небольшими ухоженными садиками. Земля дорогая, особенно у воды, вдоль каналов, где потомки мореплавателей любят жить. Часто дома имеют небольшую собственную «пристань», даже если канал не судоходен в принципе. Фасад дома тщательно и с любовью реставрируется, причем возраст дома не скрывают — он вызывает уважение, а сам дом часто имеет собственное имя, гордо отмеченное на фасаде.

Крошечные садики – особая забота голландцев, в них круглый год, даже зимой что-нибудь цветет, есть, например, специальные сорта мелких роз, цветущих в январе, а наши «анютины глазки» у них выведены особо морозоустойчивыми и называются «зимней фиалкой». Вечнозеленые изгороди подстрижены порой самым причудливым образом: в них проделаны «окна», ниши, создаются даже целые зеленые скульптуры. Сады в Нидерландах – тема отдельная и к ней стоит еще вернуться.

Внутреннее убранство дома не менее красиво. Сквозь классически высокие голландские окна видна зелень сада, причем сада, находящегося за домом, потому что в гостиных голландцы окна шторами не закрывают!

Шторы, как правило, светлые однотонные, в мелкую клетку или с растительным рисунком служат только дополнительным украшением окон. Если второй этаж, где находятся спальни, закрыт от постороннего взгляда, то гостиные в голландских домах специально открыты для обозрения, они занимают практически всю площадь первого этажа (там же есть еще не видные с улицы кухня и небольшой санузел). Это как бы витрина дома, образа жизни, достатка и вкуса хозяев: на подоконниках стоят высокие вазы, скульптуры и подсвечники. В гостиных камины, мягкая мебель со светлой обивкой, ворсистые ковры и мебель из массива дерева, теплых светлых оттенков – все очень уютно и красиво.

В доме очень много живых цветов, которые стоят здесь довольно дешево. Цветы можно купить везде и в любое время года: на рынках, во всех магазинах, даже в булочных. Например, популярные мелкие розочки-бутоны продаются плотными букетами из 20 штук и стоят около трех евро за букет. Хотя голландцы – народ очень практичный и достаточно экономный, убранство дома, в отличие от одежды, это та статья расходов, на которой экономить не принято. Они не без оснований гордятся красотой собственного дома и сада.

Голландцы очень любят натуральные материалы – дерево в их интерьерах не покрывают блестящим лаком, чтобы не портить его природную фактуру. Декором в обстановке служат плетеные корзины и короба из толстой кожи, кирпичная кладка стен или грубая «деревенская» штукатурка. В фактуре натуральных элементов – камне, дереве, ракушках — здесь ценят особую красоту и часто можно увидеть предметы интерьера, декорированные деталями из этих материалов, причем почти необработанными.

Необычность и своеобразие обстановки голландских домов в совмещении «грубого» и изящного в единое, безупречное по стилю целое. На простой и сделанной довольно топорно деревянной полке — тонко расписанные фаянсовые тарелки, рядом с ржавым подсвечником стоит ваза из тончайшего цветного стекла, а с неровно побеленной потолочной балки свисает элегантная люстра «Тиффани». Причем возраст и рукотворность вещей здесь считаются их достоинством, поэтому часто новые вещи специально старят, красят «неаккуратно».

Все это не случайное совмещение деталей и вовсе не безалаберность хозяев, а тщательно продуманное создание стиля собственного дома, придающего его обстановке индивидуальность и красоту.

И еще одна особенность голландских интерьеров, о которой нельзя не упомянуть – присутствие декоративных аксессуаров, напоминающих о море: от ракушек и гальки в облицовке пола и стен до «старинных» географических карт, украшающих гостиную, традиционно оправленных в черные деревянные рамы. Бережное отношение к картам – в генах у потомков отважных мореплавателей.

Упорством и трудолюбием голландцев, как и их тонким оригинальным вкусом, не восхищаться трудно.

Людмила (Artdevivre)

Архитектура Голландии конца XVI — первой половины XIX в.

В конце XVI в. в политико-экономической жизни Нидерландов произошли существенные изменения. В длительной борьбе с испанским господством, вылившейся в могучее освободительное движение против феодального строя и его оплота — католицизма, Северные Нидерланды (Голландия) обрели свою независимость, в то время как Южные (Бельгия) остались под гнетом Испании. Победа над Испанией (1579) означала и победу прогрессивных сил страны над феодализмом — рождение первой в истории буржуазной республики в Европе, вступившей на путь мощного экономического и культурного подъема. «Семь провинций, объединившихся в Федеративную Голландскую республику (соединенные провинции Нидерландов), в течение немногих десятилетий обогнали в своем развитии все другие европейские страны и обратились в образцовую капиталистическую страну XVII столетия».

Эти изменения существенно отразились на архитектуре Нидерландов. В ее формировании уже с конца XVI в. намечаются два течения. Последовательно углубляясь, различия между ними начинают проявляться в XVII в. все более отчетливо.

В Голландии, богатой и цветущей стране того времени, где концентрировалась вся европейская и колониальная торговля, возникают в связи с бурным экономическим ростом и притоком населения в города новые, более сложные градостроительные задачи и широко развертывается строительство гражданских зданий. Голландцам была чужда роскошь католических храмов, стремление к потрясающим воображение эффектам. Выражение величия своего времени они искали в монументальной простоте классических форм, в крупных масштабах большого ордера. Именно со 2-й четверти XVII столетия, начала «золотого века» Голландии, господствующей стилистической системой становится «голландский» классицизм, исходящий от позднеренессансной школы Палладио. Античность в понимании этой школы становится в глазах зодчих того времени идеальным выражением разумного начала в архитектуре. В то же время классицизм воспринимался как утверждение неизменности установившегося строя.

Разнообразие мотивов и декоративное великолепие построек конца XVI — начала XVII в., где элементы форм ренессансного ордера еще сочетались с готическими традициями в виде высоких башен, многоярусных ступенчатых щипцов и пр., уступает место сдержанности в использовании архитектурных средств, где ордер становится основой архитектурного строя и соразмерности здания. Типична и симметричная композиция фасадов с едва выступающим ризалитом, завершенным треугольным фронтоном. Свобода в размещении белокаменного декора на фоне кирпичных стен сменяется его строгой регламентацией. Исчезают узкие фасады, обусловленные градостроительными особенностями средневековых голландских городов. Сдержанность и строгая рассудочность в трактовке архитектурных форм, оживляемых местами гирляндами цветов, отвечала характеру голландского народа, его трезвому отношению к действительности, воспитанному постоянной борьбой с природой. Необходимость решения важных инженерных задач в области гидротехники, фортификации, мостостроения и кораблестроения подняла на большую высоту математические и инженерные науки. Архитектуру наряду со строительством дамб и кораблей в трудах того времени относили нередко к области математики.

Одной из существенных предпосылок формирования строгого стиля являлось и учение Кальвина, отвечавшее в религиозной форме идеологии революционных сил Северных Нидерландов в их борьбе с католицизмом. Свойственное ему стремление к простоте было созвучно деловому духу буржуазии того времени. Большое значение имело и множество гравированных изданий, представлявших собой не только переводы зарубежной, в основном итальянской литературы, но и сборники отечественных проектов и обмеров. XVII век в Голландии характеризуется не только высоким подъемом в архитектуре, но и во всей культуре. Именно в это время живопись в Голландии достигает своих вершин в реалистическом творчестве Рембрандта. В это время возникает и философское учение Спинозы.

Своеобразно градостроительство Голландии. По благоустройству и разумному планированию своих городов, расположенных в низинах, она значительно опередила другие европейские страны. Голландцы со своим умением сооружать каналы, плотины, мосты и укреплять берега сваями, побеждали не только реки, но и моря. Для градостроительство Голландии в XVII в. более характерно развитие и совершенствование уже существующих городов, где новые веяния проявлялись в расширении улиц и площадей; в строительстве новых и перестройке существующих зданий. Так, в Делфте в начале XVII в. был реконструирован арх. Г. де Кейсером ансамбль рыночной площади и перестроена ратуша. Но самые замечательные градостроительные мероприятия были проведены в торговой столице Голландии — «Северной Венеции» — Амстердаме — месте средоточия передовой науки и искусства.

Рис. 1. Амстердам. План города, 1667 г.

В 1240 г. плотина поперек р. Амстел образовала внутреннюю (Рокин) и внешнюю (Дамрак) гавани, а два параллельных канала, заменившие собой основное русло реки, обозначили границу первичного ядра города с торговым и общественным центром на плотине-площади Дам. Умножение числа каналов, параллельных первым, образовало близкую к прямолинейной планировку основного ядра города с узкими улицами и каналами. Интенсивный рост города, особенно в XVII в. вызывал попытки расширения и упорядочения его застройки (планы 1544, 1597, 1625 гг.). Наконец, в 1667 г. был создан перспективный план «трех каналов», который служил до середины XIX в. планировочной основой развития города (рис. 1). По зонированному плану Д. Стальпарта в новой части города, связанной сетью радиальных каналов и улиц со старым ядром, участки вдоль трех концентрических каналов отводились для строительства деловых зданий и жилых домов купеческого патрициата, а по радиальным улицам — для жилищ среднего класса и ремесленников; места вдоль гаваней и больших каналов — для складов; территория с запада, Иордан — для индустрии и благотворительных учреждений; судостроительные верфи располагались вдоль восточного берега залива Эй. Прогрессивные черты новой планировки города выражены в ее регулярности и геометрической ясности, в большей ширине каналов и улиц. Город был окружен новыми стенами с рядом ворот со шлюзами и подъемными мостами. Характерны Святые ворота в духе голландского классицизма (рис. 2).

Рис. 2. Амстердам. Святые ворота, XVII в.

В городах Голландии не было столь обширных и величественных площадей и архитектурных комплексов, как в абсолютистской Франции. Постоянная борьба за землю заставляла расчетливо подходить к ее использованию. Центр города — рыночная площадь — не имела, быть может, за исключением Делфта, геометрически правильной формы. Ратуша, здание общественных весов и расположенная в стороне церковь составляли группу сооружений, служившую основным архитектурным акцентом в панораме города.

В XVII в. развивается новый тип жилого патрицианского дома с более широким фронтом фасада, расчлененным ордером пилястр. Возникает тенденция и к большей парадности интерьера. Новые веяния в архитектуре появляются в работах арх. Якова ван Кампена. В его амстердамском жилом доме Койманса (1624) широкий фасад лишен фигурных парапетов и других пережитков средневековья. Два смежных входа, как бы объединяющие две самостоятельные части, придают зданию особую представительность. Характерны убывающие по высоте пропорции многоярусного ордера (рис. 3, 1). В доме на Кайзерграхт в Амстердаме (1639) арх. Филиппа Вингбонса традиционная вытянутость в глубь участка и трехосный фасад со своеобразным шипцом сочетаются с новыми принципами архитектуры, где все соразмеряется с высотой ордера (рис. 3, 2). В его же доме Поппена в Амстердаме (1642) лестница уже заключена в каменную клетку. Расширен и фронт застройки фасада по улице. В композиции фасада с большим ордером коринфских пилястр на низком цоколе, средним ризалитом с фронтоном и гирляндами в интерколумниях выступают зрелые черты голландского классицизма XVII в. (рис. 3, 3). Архитектурный строй здания подчинен соотношению стороны квадрата (равной высоте ордера) и его диагонали. Это сооружение явилось предшественником жилого дома братьев Трип (1660—1662) в Амстердаме арх. Юстиса Вингбонса (рис. 3, 4). С целью создания впечатления его архитектурной целостности два самостоятельных дома (центральное окно маскирует разделяющую их стену) объединены единым строго симметричным фасадом. С ростом требований представительности увеличивается число комнат, появляется парадная лестница. В более богатом убранстве здания, стройных пропорциях (основу соразмерности здания составляет высота пилястр) и появлении мезонинных окон сказывается французское влияние. То же стремление к парадности выражено в проекте жилого дома XVIII в. арх. Даниэля Маро. Характерны и более скромные типы (рис. 3, 5 и 6). В небольшом кубовидном дворце Маурицхёйз (1633, арх. Питер Пост) в Гааге, вошедшем в ансамбль средневекового комплекса Бинненхоф, новые черты стиля выражены особенно ярко (рис. 3, 7). Свободная постановка здания на берегу озера позволила создать строго симметричный план с парадной лестницей на главной оси, и раскрыть все четыре фасада; но сочетание белокаменных деталей ордера с кирпичом стен повторяет традиционный для голландской архитектуры прием.

Наряду с особняками строились и дома для рабочих. В 1671 г. муниципалитет Амстердама предпринял строительство типовых жилых домов для сдачи в наем ткачам- ремесленникам (рис. 3, 8). Расположенные на узких (8,5 м), вытянутых в глубь квартала участках, они выходят единым фронтом фасадов на улицу. Каждая секция включала две самостоятельные двухэтажные квартиры с отдельными входами. В первом этаже предусматривались холл (около 3X6 м), жилая комната (около 6 X 5 м) с камином и спальным альковом и кухня. Наверху располагалась ткацкая мастерская, связанная винтовой лестницей с холлом и чердаком, оборудованным с фасада блоком для подъема товаров.

В XVII в. возникают загородные резиденции как пережиток замкового строительства, среди которых особо примечателен Хёйс тен Бос («Дом в лесу», 1647) близ Гааги, арх. Питера Поста (рис. 4, 1). В то время как виллы Италии рисуются на фоне живописной природы в Голландии, начиная с осушки местности, все приходилось создавать искусственно. Характерны строгая симметрия и регулярность построения комплекса, разбивка окруженной каналом территории на геометрически правильные озелененные участки. Ядро здания — храмовидный купольный зал (в плане греческий крест), завершенный восьмигранным фонарем, носит мемориальный характер; роспись его стен прославляет своими аллегориями деятельность представителя Оранского дома — Фридриха Генриха. Великолепию зала противопоставляется гладь кирпичных стен наружного фасада, оживленная лишь нишами и парадной центральной частью со входом.

Лаконичная композиция фасадов характерна для протестантских храмов и, в частности, для проекта храма в Динтелорд того же зодчего. Совсем по-иному подошел зодчий к загородным домам во Вреденбурге (рис. 4, 3) и Шваненбурге, где видно влияние Палладио.

Среди зданий общественного назначения ратуша в Амстердаме (1648—1665) арх. Я. ван Кампена принадлежит к значительным памятникам голландского классицизма (рис. 5, 1). Возведенная на главной площади вместо небольшой средневековой постройки новая ратуша в строгих формах классики, идущих от образцов ренессанса Палладио, воплотила гордое самосознание молодой буржуазии времени процветания республики.

Постройка ратуши имела важное градостроительное значение. Был реконструирован центр города — площадь Дам. Чтобы создать парадный подход к новой ратуше со стороны ее главного — восточного фасада, а западный обратить на канал, было расширено пространство площади за счет сноса старых кварталов. Замкнутая стрех сторон площадь превращалась в своего рода парадный двор, в глубине которого новое здание представало в спокойном величии своего протяженного фасада с типичными для классицизма тремя ризалитами и фронтоном по главной оси; небольшая башенка над ним (как пережиток дозорных башен средневековых ратуш) создавала выразительный осевой акцент. Значительное по высоте здание было расчленено двухъярусным ордером метрически чередующихся пилястр. Это подчеркивало большие размеры здания и масштабно связывало его с окружающей более мелкой застройкой. Ни в одном из предшествовавших зданий не было столь последовательно проведенного принципа симметрии и такого понимания пространственных задач. Большой Бюргерский зал, покрытый цилиндрическим сводом с иллюзорной росписью между архитектурными обрамлениями, становится центром композиции здания. Перед каждым входящим в ратушу этот зал раскрывался на всю глубину своего грандиозного пространства и после скромного вестибюля казался еще значительнее, а двухъярусный ордер, повторяя членения наружного, в совокупности со скульптурой и живописью сообщал интерьеру торжественность. Своими аллегориями живопись и скульптура в синтезе с архитектурой прославляли мощь и богатство республики.

Рис. 6. Маастрихт. Ратуша. Интерьер

В ратуше в Маастрихте (1659—1684, рис. 5, 2) арх. Питер Пост, следуя новым веяниям, стремился сочетать их с национальными традициями. Над прямоугольным строго симметричным зданием он ставит высокую многоярусную башню; повышает середину главного фасада, возрождая в новой трактовке традицию высоких щипцов, подобных ратуше во Флиссингене (конец XVI в.) или Болсварде (1613—1617); своеобразна и двухмаршевая открытая лестница главного входа в ратушу. В центре компактного здания находится парадный зал-вестибюль, обрамленный высокими арками с двухъярусными галереями, ведущими в помещения ратуши (рис. 6). В своей подкупольной части зал освещен верхним светом через люнеты и отверстие в шелыге восьмигранного купола. В противоположность дробным членениям фасадов поэтажным ордером интерьер зала с его высокими арками приобретает монументальный характер, подчеркнутый каменной облицовкой стен. Чисто архитектоническими средствами здесь достигается большая идейно-художественная выразительность.

Рис. 7. 1 — Энтхейзен, ратуша, 1688 г. С. Веннекул, общий вид; 2 — Гаага, северная пристройка к ратуше, 1733 г., Д. Маро и Я. В. Ксаверей

Новые тенденции обозначились в ратуше в Энтхейзене (1688, арх. Стевен Веннекул), где появляется бельэтаж, вводятся на углах рустованные лизены, центр акцентируется раскреповкой и изящным парапетом, трехчастной группировкой неравных окон и выступом балкона над входом (рис. 7, 1). Во всем этом сказывается французское влияние, начинающее проникать в Голландию с конца XVII в., после отмены во Франции Нантского эдикта. Этот прием акцентирования центра и введение аттикового этажа были повторены в большой пристройке к ратуше в Гааге в 1733 г. архитекторами Даниэлем Маро и Я. Б. Ксаверей (рис. 7, 2). В дальнейшем строительство ратуш в связи с общим упадком страны почти прекратилось.

Рис. 8. Гауда. Здание общественных весов, 1668 г., П. Пост. Фасад, план 1-го этажа

На главных площадях городов, куда ориентировались главные улицы и близко проходили каналы, располагались и такие сооружения, как здания общественных весов, торговых рядов и пр. О том идейно-художественном значении, которое придавалось такого рода сооружениям в годы победы буржуазной революции, свидетельствует здание весов конца XVI в. в Алкмаре с его устремленной ввысь башенной композицией. В XVII в. и особенно в его середине во время прочного утверждения республики возникают уже иного типа сооружения, не столь эмоционально насыщенные, но проникнутые величавым спокойствием и представительностью. Эти тенденции ярко выступают в небольшом здании весов в г. Гауде (1668, арх. Питера Поста, рис. 8), где основное помещение для взвешивания товаров с конторой, комнатой весовщика и лестницей на второй этаж открывалось наружу большими арками. Простой кубический объем без обычных для голландского классицизма пилястр и ризалитов завершен со стороны двух основных фасадов (на площадь и канал) классическими фронтонами. Отношение стороны квадрата к его полудиагонали лежит в основе пропорционального строя здания. Рустованная стена придает зданию известную монументальность, не переходящую в грузность благодаря несколько вытянутой форме и нюансным пропорциям фасадов и убывающих по высоте ярусов. Венчающий дорический антаблемент, кратный рядам руста, подчеркивает композиционное единство здания. Выразительность архитектурных форм фасада дополняется живописными барельефами. Это здание по сравнению с весами в Лейдене того же зодчего отличается большим своеобразием. Лейденское здание весов с его трехчастным делением фасада — более академично и сухо.

Рис. 9. Делфт: 1 — мясной рынок, около 1660 г.; 2 — Лейден, Суконная палата, 1640 г., А. ван Гравесанде, фасад, схема плана

Здание мясного рынка в Делфте (около 1660) с явными чертами голландского классицизма, обладает ярко выраженной спецификой, отвечающей назначению сооружения (рис. 9, 1). Строгая архитектура постройки с ее классическим фронтоном над рустованным ризалитом резко отличается от празднично-нарядного здания в Харлеме начала столетия. Здесь видно стремление разрешить архитектурную задачу скупыми средствами и подчеркнуть сугубо практическое назначение здания, т. е. выделить такие сооружения в особую группу, чего не было ранее.

К сооружениям, связанным с торговлей и промышленностью, относились и цеховые дома, какова Суконная палата в Лейдене (1640) арх. А. ван Гравесанде (рис. 9, 2). В П-образном здании с курдонером был применен новый для Голландии и получивший развитие в XVIII в. планировочный прием, идущий от французского отеля. Помещения для продажи сукон располагались в двухэтажных флигелях, выступающих перед находящимся в глубине высоким административным корпусом с ризалитом, увенчанным фронтоном и члененным ордером пилястр.

Рис. 10. Амстердам: 1 — морской магазин с корабельными верфями Ост-Индской компании, 1661 г., общий вид; 2 — односекционный склад XVI — XVII вв., план и разрез; 3 — проект морского магазина XVII в., Д. Стальпарт, план 1-го этажа и фасад; 4 — комплекс трапецеидального (двухсекционного) и односекционных складов

В городах Голландии, особенно в Амстердаме, находилось множество складов. Расположенные вдоль каналов и гаваней, они играли большую градостроительную роль. Ранние деревянные склады уже в XVI в. начали заменяться кирпичными. Это были высокие (до 5 этажей) узкие и глубокие здания, торцы которых нередко выходили на соседнюю улицу (рис. 10, 2). Подобный тип односекционного склада с ярусным расположением загрузочных и оконных проемов лег в основу двух- и многосекционных типов и таких крупных комплексов, как «морские магазины». В XVII в., когда масштаб торговых операций (особенно после основания Ост- и Вест-Индских торговых компаний, 1602 и 1626) неизмеримо возрос, возникают и более значительные хранилища товаров (например, в Амстердаме). Таков монументальный трехсекционный склад с трапециевидным щипцом. Этот тип иногда сочетается с двумя односекционными, образуя более сложную группу (рис. 10, 4). Особый тип складов («магазины») возник во 2-й половине XVII в. в Амстердаме. Эти архитектурные комплексы, связанные одновременно с корабельными верфями, обычно строились на видном месте у больших торговых гаваней. Наряду со множеством различного рода складских помещений и мастерских они включали в себя иногда залы собраний и квартиры для служащих. О сооружениях такого рода дает представление проект морского магазина арх. Даниила Стальпарта в духе строгого голландского классицизма, но получившего, отвечая назначению здания, свою особую характеристику (рис. 10, 3). В сложном, строго симметричном плане с внутренним, близким к квадрату двором можно видеть типичную для простейшего секционного типа склада основу. При простой повторяемости загрузочных и оконных проемов на гладком фоне стены фасада был достигнут выразительный ритм вертикальных членений. Здесь нет никаких XVI украшений, лишь барельефы тимпанов классических фронтонов, посвященные теме прославления мореходства, призваны полнее раскрыть идейную сущность архитектуры этого здания. Положив в основу соразмерности здания принцип «золотого сечения», зодчий простыми средствами достиг большой выразительности. Значительно больший по величине морской магазин с корабельной верфью был построен в 1661 г. Ост-Индской компанией в Амстердаме (рис. 10, 1). Строго симметричная композиция вытянутого по горизонтали фасада с тремя ризалитами и башенкой на оси была навеяна амстердамской ратушей Якова ван Кампена. В XVIII в. строительство складов в связи с общим экономическим упадком страны сильно сокращается.

Утверждение кальвинизма в Голландии в конце XVI в. как господствующей религии внесло изменения в культовую архитектуру. Базиликальная форма храма сменяется центрической, где в интерьере основной акцент придается не алтарю, а кафедре проповедника.

В отличие от пышных и театральных интерьеров католических церквей протестантские храмы с их планом в виде греческого креста, восьмиугольника или круга отличаются простотой форм и строгостью архитектурного облика.

Первая восьмигранная церковь (1597— 1607) возникла в Виллемштаде (рис. 11,У). Тенденцией к центричности проникнута и Южная церковь в Амстердаме (1603—1611) с высокой колокольней (1607—1614) арх. Хендриха де Кейсера — трехнефный храм без хора, более короткий, чем обычно (рис. 11,2).

Расположение кафедры посередине храма повлекло за собой развитие его центральной части в поперечном направлении, пересекающем глубинный строй здания, вопреки традиционной композиции базиликального плана.

В Северной церкви в Амстердаме (1620—1623) де Кейсер решительно переходит к центрической крестообразной композиции, достигая единства между требованиями культа и архитектурно-пространственной формой (рис. 11, 3; 12, 7). Вместо традиционной высокой башни над средокрестьем высится двухъярусная башенка. В членениях главного фасада господствует горизонталь. Ясность архитектурной формы, отсутствие укрупненных деталей отличают это здание от более ранних построек. Здание приобретает светский характер. Лишь высокие окна с рисунком, напоминающим готический, надолго сохраняются в голландских храмах. Северная церковь в Амстердаме явилась прообразом целого ряда подобных построек.

Рис. 12. Амстердам: 1 — Северная церковь, фасад; 2 — Восточная церковь, общий вид и интерьер

Новый этап в развитии этого типа сооружения обозначился в храме г. Ренсуоде (1639—1641, рис. 11, 4), где при крестообразном плане над кубом средокрестья был поставлен восьмерик с куполом и главкой. По плану и объемному строю этот храм тяготеет к церквам итальянского Возрождения XV—XVI вв. — Санта Мариа делле Карчери в Прато (арх. Джулиано да Сангалло) и Мадонна ди Сан Бьяджо в Монтепульчано (арх. Антонио да Сангалло). Строгая гладь стен и отсутствие украшений при эффектном сочетании объемов характерны для этого храма. В Новой церкви в Харлеме (1645—1649). Я. ван Кампена греческий крест в плане вписывается в квадрат, а квадрат средокрестия становится модулем построения всего плана (см. рис. 11, 5). Последний явился исходным для ряда церквей, из которых Восточная церковь в Амстердаме (1669—1671, архитекторы Адриан Дортсман и Даниил Стальпарт) наиболее значительна (рис. 12). Здесь угловые части, открываясь внутрь широкими арками, кажутся пониженными частями единого внутреннего пространства, связанные с основной частью ритмом оконных проемов и антаблементом ордера. Тектоническое значение угловых частей, воспринимающих распор перекрытия, подчеркнуто в материале: облицованные камнем арки и столбы контрастируют с гладью стены и в сочетании с мотивом большой арки придают величественность всему интерьеру.

Рис. 13. 1 — Лейден, церковь Марии, общий вид и интерьер; 2 — Миддельбург, Восточная церковь

Среди восьмиугольных купольных храмов выделяются две церкви: Марии в Лейдене (1639—1649, арх. А. ван Гравенсанде, рис. 13, 1) и Восточная в Миддельбурге (1647—1667, арх. Б. Ф. Дрейфхаут, рис. 11; 6; 13,2). В 1628 г. арх. Хендрик Данкертс, развивая идею Виллемштадской постройки, опубликовал проект купольного храма с кольцевым обходом, что нашло свой отклик в лейденской постройке, где строгие академические формы были оживлены декором, а монументальность входа подчеркнута сильнее. В Восточной церкви нет кольцевого обхода, и внутреннее пространство едино. Двойной деревянный купол, увенчанный фонарем, покоится на кирпичных стенах и внутренних колоннах, что позволило уменьшить толщину стен. Крупный масштаб здания, стоящего среди гаваней, подчеркивают тонко прорисованные детали и включенные в композицию фасада небольшие окна. Высший этап развития этого типа церквей — Круглая лютеранская церковь в Амстердаме (1669—1671) Адриана Дортемана, в которой как бы сочетались два предыдущих храма (см. рис. 11,7). Как и в Восточной церкви, ротонда здесь перекрыта деревянным двойным куполом, а в полукольцевой части впервые устроены хоры. Общая композиция здания напоминает античный театр, где объединенные кафедра и алтарь образуют своего рода сцену. Дальнейшее развитие храмового строительства не дало ничего оригинального.

В конце XVII — начале XVIII в. в Голландии начинается упадок экономической жизни, вызванный усилением английской конкуренции, неуклонно возрастающей в XVIII в. Это заканчивается присоединением Голландии в 1810 г. к империи Наполеона. «История падения Голландии как господствующей торговой нации, есть история подчинения торгового капитала промышленному. В это время как в живописи, так и в архитектуре не было создано выдающихся произведений. В постройках конца XVII и 1-й половины XVIII в. обнаруживается французское влияние. Это заметно в ратуше в Энтхейзене (1688) и в пристройке к ратуше в Гааге (1733).

Для архитектуры конца XVII — начала XVIII в. особенно характерен дворец Лоо в Апельдорне, в создании которого участвовал Д. Маро. Здесь новые черты парадности и представительности, навеянные Версалем, выступают по сравнению с «Домом в лесу» очень ярко. В Лоо впечатление большей торжественности создается с помощью большого парадного двора перед дворцом (см. рис. 4, 2), а также расположением в центре симметричного объема парадной лестницы по образцу версальской.

Рис. 14. Амстердам. Общественное здание «Феликс Меритс», 1789 г., Я. О. Гуслей. План 2-го этажа

Рис. 15. Амстердам. Биржа, 1845 г., Цохер

В это время возникают широкие, похожие на дворцы патрицианские дома, продолжающие традиции периода классицизма XVII в., с аттиками, но без пилястр и фронтонов. Выделяется центральный ризалит со скульптурной орнаментикой вокруг высокого оконного проема. Во 2-й половине XVIII в. ведущее место занял арх. Гуслей, продолживший традиции голландского классицизма XVII в. Это заметно в его общественном здании «Феликс Мерите» (1789) в Амстердаме с концертным залом, залом собраний и парадной лестницей между ними (рис. 14). Здание вошло в общий фронт застройки улицы. Над рустованным первым этажом возвышается четырехколонный портик с фронтоном, рисующимся на фоне аттика, закрывшего прежнюю высокую кровлю. В числе построек арх. Гуслея — ратуши в Гронингене (проект 1774) и Веспе (1772—1776).

В 1-й половине XIX в. в архитектуре обозначается все большая академическая рассудочность антикизированных форм. Так, архитектор Г. Ф. Сюис возводит музей древностей в Утрехте (1825). К этому же направлению относится биржа в Амстердаме (1845) арх. Цохера (рис. 15). Во 2-й половине XIX в. начинается период эклектики.

Глава «Архитектура Голландии конца XVI — первой половины XIX в.» раздела «Европа» из книги «Всеобщая история архитектуры. Том VII. Западная Европа и Латинская Америка. XVII — первая половина XIX вв.» под редакцией А.В. Бунина (отв. ред.), А.И. Каплуна, П.Н. Максимова. О.И. Брайцева. Москва, Стройиздат, 1969

Было ли голландское стекло — голландским?

В продолжение темы Тюльпаномании (часть I & часть II) и восточных ковров на столах (часть I & часть II) в работах нидерландских художников 17 века хотела бы поговорить о кубках и бокалах из зелёного стекла, которые так часто встречаются в натюрмортах мастеров Золотого века и зовутся «Голландским стеклом». Но правильно ли это? Было ли это стекло действительно голландским? И если нет, почему его так до сих пор иногда называют? Откуда оно вообще взялось и почему было так любимо в изображениях?
Питер Клас , Натюрморт с крабом, 1644г. Musée des Beaux-Arts в Штрасбурге
Долгое время я совершенно не задумывалась над тем, что Золотой век в Нидерландах был практически ещё вчера, и какие-нибудь 300 лет для хорошего, добротного стекла — не возраст. Если, конечно, правильно хранить и не ронять. Для меня в своё время стало настоящим открытием, что эти бокалы не только реально существовали, но и до сих пор хранятся в многочисленных музеях, продаются на всевозможных художественных аукционах, а их копии всё ещё производятся практически по той же технологии, что и несколько сотен лет назад.
«Голландское стекло» 16 века на аукционе Christie’s. Информация отсюда.
Когда смотришь на реальные сохранившиеся предметы, то натюрморты того времени вдруг преобретают совершенно иное значение. Жизнь тех веков становится как будто ближе, понятнее, доступнее. Не знаю, как ощущаете вы, но у меня такое чувство, что художники уже давно изобрели машину времени. Только инструкция к использованию часто оказывается утерянной. Моя инструкция для перемещения во времени — задавать вопросы, откуда у чего ноги растут.
Pieter Claesz A Vanitas Still Life with Skull, Books, Römer, Oil Lamp and Pen Oil on wood, 15.5 x 23.5 inch
Кубки из зелёного стекла
Как я уже сказала выше, потрясающие бокалы и кубки нежного зелёного цвета украшают огромное количество полотен мастеров масляной живописи 17-18 в Нидерландах. Только вот знаете ли вы, что хотя они и были, наряду с персидскими и турецкими коврами, китайским фарфором и экзотическим тюльпанами из Азии, символом достатка и благополучия, своим голландским происхождением эти прекрасные предметы тоже похвастать не могли? Похоже, что нидерландцы Золотого века были непревзойдёнными мастерами добычи ресурсов. Может именно поэтому тогдашнее общество в объединённых Нидерландах могло спокойно развиваться в интеллектуальном направлении без того, чтобы тратить все свои силы на развитие технологий. Проще было купить, перепродать и использовать, чем налаживать собственное производство.
В зале художественного национального музея в Амстердаме Рейксмюзеум (нидерл. Rijksmuseum) . Справа работа голландского мастера Виллема Класа Хеда (нид. Willem Claeszoon Heda, 1593/1594-1680/1682) , фрагмент которой можно рассмотреть ниже.
Фрагмент работы голландского мастера Виллема Класа Хеда «Натюрморт с позолоченным бокалом», Рейксмюзеум, Амстердам.
Посмотрите, на групповой портрет кисти Бартоломеуса ван дер Гельста (нидерл. Bartholomeus van der Helst, 1613-1670) ниже на фото. Работа находится в Рейксмюзеум в Амстердаме. Если вы присмотритесь повнимательнее, то быстро заметите, что богатые горожане, из которых состояла милиция, держат в руках всё те же дорогостоящие кубки из прекрасного зелёного стекла. Я фотографировала полотно в несколько подходов, потому что дело было как раз на рождественские праздники, и музей был просто переполнен посетителями. По ссылке можно посмотреть всю картину целиком по фото профессионального стокового фотографа.
В зале Рейксмюзеум в Амстердаме. Вид на групповой портрет Бартоломеуса ван дер Гельста «Милицейский патруль 8го дистрикта под командованием капитана Рёлоф Бикер», масло на холсте, длина 7,5м, 1643г.
Вот фрагменты работы поближе.
Кубок выпит до дна
Ниже по фрагменту заметно, что у кубка даже специальная позолоченная подставка имелась — прямо как держатель для исписанных карандашей. Для людей с большими руками?
Этот товарищ тоже уже принял на душу и готов идти патрулировать город.
Казалось, что все эти бокалы такие же сказочные и канувшие в Лету, как и костюмы на картинах того времени. Но как минимум на один вопрос я могла ответить сразу, по какой причине стекло на картинах старых мастеров, даже венецианское, стали звать голландским. Потому что именно нидерладские мастера живописи Золотого века прославили стеклянную утварь в своих картинах и достигли высокого уровня совершенства в изображении стекла.
В своё время я сильно удивилась, что эти прекрасные зелёные бокалы действительно существуют. Моё удивление было ещё большим, когда я узнала, что основную массу зелёного стекла производили в северной части Германии. Причём, по данным некоторых источников, ещё со времён Римской империи. А зовётся это стекло никак не голландским, а лесным стеклом (нем. Waldglas).
По данным некоторых источников зелёное стекло бойко производили и в самих Нидерландах, но если и да, то в маленькой и плоской Голландии это стоило огромных денег и не имело большого смысла, когда можно было зайти к обедневшему и истощённому войнами соседу в Германию и купить любую утварь в несколько раз дешевле. (Кстати о птичках, в Германии до сих пор все товары в разы дешевле, чем в Нидерландах.)
Лесное стекло
Многие немецкие источники, которые описывают лесное стекло, как-то лишь вскользь упоминают Римскую империю. И это неспроста, конечно. Ведь когда-то римляне насильно захватили территории, которые сейчас принадлежат Германии. Если вы когда-то были в немецком городке Кёнигсвинтер в Северном Рейн-Вестфалии, то так или иначе знакомы с его историей. Там над могучим Рейном возвышается сравнительно молодой замок Дракона (Drachenburg, 19 век) и находится легендарная скала Дракона из преданий с руинами средневековой крепости, которую в своих работах изображал ещё Тёрнер. Если вы там были, то наверняка гуляли по тропинке в лесу, соединяющей скалу с замком. Там до сих пор видны следы добычи камня со времён Римской империи — округлые выбоины в скале или лежащих камнях, которые выбивали в породе, чтобы откалывать глыбы. Львиная доля домов в столице империи была выстроена именно из немецкого светло-розового с золотым отливом камня из региона Зибенгебирге, к которому относится и Кёнигсвинтер. Глыбы этого красивого и прочного камня переплавляли, как и различные породы дерева, вниз по реке и использовали для строительства Рима. Если вам интересно узнать больше об этом замке, я писала о нём здесь: часть I, часть II.
Лесное стекло, известное ещё римлянам, пользовалось огромной популярностью как раз из-за своей диковинности и, как это не удивительно, прочности. Для его изготовления нужны были особенный кварцевый песок с небольшим содержанием ила, который водился только у лесных озёр, рек и ручьёв, а так же породы дерева, которые часто произрастали именно в дождливой и холодной части Европы.
Останки печей на месте кустарных стекольных мастерских в лесу. Источник.
Характерный зелёный цвет получался благодаря природному содержанию оксида железа в древесном пепле, который при плавлении песка добавляли в смесь. Представьте только, что для того, чтобы получить 1кг специального белого пепла (дерево жгли, а древесный пепел промывали с помощью проточной воды, чтобы получить именно Pottasche — карбонат калия), нужно было сжечь 750кг древесины. Таким образом всего лишь одна стеклодувная изба в лесу расходовала на отопление, изготовление пепла и стекла от 20 до 30 гектаров леса в год! По свидетельству источника уже в 14 веке велись первые судебные процессы по обвинению стеклодувных мастерских в бездумном прожигании леса. Некоторые коммуны постановили даже, что в их регионе не должны работать одновременно более 10 стекольных хижин, хотя бизнес этот был более чем прибыльный (ведь из лесного стекла производили и круглое стекло для оконных мозаик, не только посуду), а леса в Германии уже тогда принадлежали частным владельцам. Разве стоит удивляться, что у богатых нидерландских бюргеров наличие лесного стекла дома было признаком богатства?
Бутылка из зелёного стекла для масла времён Римской империи. 1-2 век н.э. Из собрания Бостонского музея искусства. Источник.
Cтеклодувы того времени были своего рода кочевниками и проживали рядом с сырьём не дольше нескольких месяцев . Наряду с жильём для рабочих, отдельно отстраивались избы для приготовления пепла, так называемые Aschenhaus (Asche — пепел, Haus — дом) или Aschenhütte (Asche — пепел, Hütte — хижина, изба) , а отдельно хижины с очагом для плавления и выдувания стекла. Стекольных дел мастера испокон веков были независимыми частными предпринимателями. По некоторым данным они заключали договор напрямую с владельцем леса и платили ему за вырубку леса, проживание и содержание домашних животных. Когда вокруг импровизированной стекольной мастерской вырубался лес, кустарное производство перемещалось на новое место. Частичная реконструкция одной из таких мастерских Лакенборн у озера Лакен в горах Золлинг в Нижней Саксонии (Север Германии) демонстрирует, что у мастеров стекла там было 5 печей, которые работали круглые сутки. Уже тогда рабочие трудились по сменам. Огонь в печи не должен был затухать. Постройку с печами окружали хижины рабочих и хижины для изготовления пепла.
Частичная реконструкция печей стеклодувной мастерской у озера Лакен. Источник.
Озеро Лакен в горах Золлинг в Нижней Саксонии. Источник.
На территории Германии до сих пор есть целый ряд городов и деревень, отдельные части которых называются Aschenhütte — пепельная изба. Вот, к примеру, снимок немецкой коммуны Майнхардт (нем. Mainhardt) в земле Баден-Вюртемберг в административном округе Штутгарта, части которой до сих пор называются Aschenhütte. Обратите внимание, что это были разрозненные поселения среди леса. Кстати, с выросшими ценами на древесину и ужесточениями по охране природы в начале 19 века пришёл и конец производству лесного стекла.
Cнимок с высоты птичьего полёта коммуны Майнхардт. Источник.
Но вернёмся к Римской империи. С её распадом исчез и спрос на дорогостоящее, экзотическое стекло, а техника производства постепенно забылась за ненадобностью. Кстати, если оставаться точным. В истории стекла отсчёт периода развития лесного стекла всё же ведётся именно с конца 16 века. Всё остальное стекло, хотя и сделанное по схожей технологии, называют скорее римским. Потому что оно производилось на территории бывших римских колоний.
Cтеклянный сосуд 1-2 века препдположительно для благовоний в форме голубки из собрания находок Архиологического музея в Торино. Источник.
Цветное стекло с территорий бывшей Римской Империи. Источник.
И только в период правления Меровингов — первой в истории Франции династии франкских королей с конца 5 до середины 8 века на территории современных Франции и Бельгии, экзотическое зелёное стекло стало вновь востребованным. Едва сохранившиеся знания по производству этого вида стекла, которые передавались ремесленниками от поколения к поколению, а также скупые остатки рецептов на латыни помогли возрождению искусства создания лесного стекла. Забытые знания пришлось восстанавливать опытным путём. А, как известно, процессам подобных исследований всегда сопутствуют новые открытия, более изысканные рецепты и утончённая техника производства.
Изящный кубок 6-7 века из лодкообразной могилы Вендельского периода (примерно 5-8 века н.э.) — завершающий период германского железного века . Объект находится в Шведском национальном музее. Источник via.
В Средневековье небольшие мастерские по производству лесного стекла всё ещё располагались в богатых древесиной регионах вдоль рек и озёр, но, по свидетельству некоторых источников , часто были уже не самостоятельной единицей, а частью больших монастырей. Ведь по сравнению с началом нашей эры технология доставки ресурсов была уже более налаженной и изощрённой. Так наряду со стеклодувами-кочевниками появились и оседлые ремесленники. Сейчас известна одна из деревень в Альпах — Чернихейм (Tscherniheim), которая была целым поселением по производству лесного стекла — плоских стёкол для окон округлой формы, бутылей и прочей домашней утвари.
Бутыли шарообразной формы из Чернихейма. Источник.
Вот так в Средневековье в Германии выглядели обычные стаканы из лесного стекла. Найдите отличия с современными.

Краутштрунк — травяной стебель
С развитием «оседлого» кустарного производства лесного стекла в Европе стали появляться типичные для того или иного региона изделия. Так же если обычные бокалы для напитков имели самую простую форму, более дорогие варианты украшались налепкой в виде капель или листиков. Например, так называемый Krautstrunk обязан своему названию внешним видом из-за цвета и налепов в виде вытянутых листьев. Потому что в переводе с немецкого ‘краутштрунк’ означает — травяной стебель. Этот бокал использовался в хозяйстве для распития вина или пива в 15 веке и производился на территории сегодняшней Германии.
Краутштрунк. Объект находится в Метропόлитен-музее (англ. The Metropolitan Museum of Art) в Нью-Йорке. Источник.
Нам сейчас странно уже, что из такой штуки можно было что-то пить. Как это было вообще в руках держать? Разве что за ножку сосуда. Потому что по форме это скорее напоминает уютную банку для варенья. Клетчатой тряпочки с декоративной завязкой только не хватает.

Беркемейер
За Краутштрунком последовала более утончённая форма бокала под названием Беркемейер (нем. Berkemeyer) — бокал для вина с цилиндрическим основанием и конусообразной чашей, распространённый в Германии и Нидерландах XVI—XVII веков . По мнению англоязычной и русскоязычной Википедии это имя происходит от немецкого слова Birke — берёза, потому что изначально бокалы такой формы изготавливали из неё.
Например, ниже в работе Флориса ван Дайка «Натюрморт с фруктами, хлебом и сыром» изображён типичный средневековый Беркемейер с налепами в виде капель, вытянутых как листики у Краутштрунка на ножке. Налепы эти имели как декоративную функцию, так и практическую, чтобы бокал не выскальзывал из жирных от еды пальцев (если помните, есть столовыми приборами — вилкой и ножом — в Италии начали около 17 века, а в остальной Европе только в 19 веке )
Флорис ван Дайк (Floris van Dyck), «Натюрморт с фруктами, хлебом и сыром», 1613. Масло по дереву, Frans-Hals-Museum в Хаарлеме.
Здесь фрагмент картины с бокалом поближе.
Фрагмент работы Флориса ван Дайка с бокалом Беркемейер
Cо временем появилась целая наука нарезки стекла — оформления стеклянных изделий декоративными элементами, когда стеклянная утварь уже не просто выдувалась по форме, но и украшалась при помощи специально разработанных технологий налепкой. Кстати, по свидетельству источника , налепка круглой или вытянутой формы пришла в Европу через Венецию с Ближнего Востока. Так же вошли в моду украшения бокалов, когда стеклянная нить огибала ножку бокала или вытягивалась и обрезалась самым причудливым образом. Всевозможные гравировки и позолоты тоже имели место быть. Их я показываю ниже.
Бокал Беркемейер на аукционе Cristie’s. Можете посмотреть по , по какой баснословной цене этот бокал ушёл с молотка.
Римлянин — Рёмер
На смену Беркемейеру пришёл так называемый Рёмер (нем. Römer — в переводе с немецкого означает ‘римлянин’) — бокал для вина на ножке из лесного стекла. Ниже типичный Рёмер из лесного стекла изображён на картине Питера Класа. И именно Рёмер красуется на самом первом изображении в этом посте.
Обратите внимание, что первоначально разница между Беркемейром и Рёмером была незначительной. Мы бы сказали, что Рёмер — это больше винный бокал, а Беркемейер — для мартини с оливкой. Кстати, пройдитесь по ссылке к источнику под изображением ниже, чтобы увидеть, по какой огромной цене эти бокалы ушли с аукциона Christie’s.

Вот ещё пример Рёмера в натюрморте мастера Золотого века.
Pieter Claesz. (Dutch, about 1597–1660), Still Life with Wine Goblet and Oysters, 1639. Oil on panel, 50.2 x 70.1 cm (19 3/4 x 27 5/8 in.), Gift of Mrs. H. P. Ahrnke in memory of her great-aunt Mrs. Francis B. Greene, 56.883 © 2018 Museum of Fine Arts, Boston.
Кстати, по свидетельствам Википедии , этот бокал назвали так потому, что немецкие стеклодувы переплавляли остатки римского стекла, чтобы делать свои изделия. Но если вы внимательно прочли текст до этого места, то понимаете, что в таком утверждении мало логики. Потому что ещё для римлян это стекло делали немцы. И если бы они переплавляли для этого бокала остатки римского стекла, то почему не делали этого для предшественников вроде Краутштрунка или Беркемейера и не называли их так же Рёмерами?
Думаю, что своим названием Рёмер обязан форме кубков, которые использовали богатые римляне для вина. Вот и всё. Такая своебразная дань Античности.
Роберто Бомпиани (Roberto Bompiani, 1821-1908), «Римский праздник», 1875г. Источник.
Фрагмент работы Бомпиани с римскими кубками для вина.
Ниже на фото Рёмер с гравировкой алмазом по стеклу известной нидерландской гравёра и поэтессы Анны Румерс Виссхер (нидерл. Anna Roemers Visscher; 1583-1651). Речь идёт о выгравированном поэтическом послании женщины знаменитому поэту, учёному и композитору Золотого века Константейну Хёйгенсу (нидерл. Constantijn Huygens, 1596-1687), в подарок которому и предназначался этот бокал. Стихи содержат как стенание, так и просьбу: перо её иссохло, а разум заржавел. Она просит Хёйгенса принести ей немного воды из Геликона — дома Муз — чтобы её чернила снова ожили, а она смогла снова писать стихи. Был ли у них роман? Я не нашла такой информации. Но говорят, что Анна была весьма разборчива и вышла замуж только в 40 лет (что было очень НЕтипично для женщин того времени). А вместе со своей сестрой Марией, они были двумя единственными женщинами в кружке интеллектуалов Мёйдена, в котором состоял и Хёйгенс.
Бокал Рёмер с гравировкой Анны Румерс Виссхер (нидерл. Anna Roemers Visscher; 1583-1651). Находится в Рийксмюзеум в Амстердаме. Источник.
Излюбленными мотивами Анны были насекомые, цветы и изящные надписи с вензелями. По описанию на сайте Рийксмюзеум, где хранится этот бокал, в загадочной надписи на итальянском цветы обращаются к некой Доре или Доротее, которой они благодарны за то, что она принесла им славу.
Бокал Рёмер из собрания национальногог музея искусства в Амстердаме — Рийксмюзеум. Источник.
Итак, что мы теперь знаем о зелёных бокалах?
Присмотритесь ещё раз к фрагментам работы Бартоломеуса ван дер Гельста «Милицейский патруль 8го дистрикта под командованием капитана Рёлоф Бикер», которые я показывала в начале этого поста.
Здесь у изображённого в руках бокал Беркемейер c более современными для того времени налепами в виде малинок, которые пришли на смену капель или листообразных налепов, как у Краутштрунка и раннего Беркемейера.
Здесь в позолоченной подставке красуется Рёмер, как и на последующем фрагменте. И тоже с налепами в виде ягод.
Кстати, вот так выглядят налепки в форме малинок в оригинале.
Источник
Или вот обратите внимание на ещё одно монументальное полотно кисти Бартоломеуса ван дер Гельста 1648 года «Торжество по поводу подписания Мюнстерского договора», знаменующего перемирие между Нидерландами и Испанией.
Деталь работы Бартоломеуса ван дер Гельста 1648 года «Торжество по поводу подписания Мюнстерского договора». Источник.
Обратите внимание на бокалы, которые держит гильдия. Здесь снова Рёмеры и торжественные «ухватки» из золота.
Бокалы в работе Бартоломеуса ван дер Гельста 1648 года «Торжество по поводу подписания Мюнстерского договора». Источник.
И теперь мы знаем, что здесь на картине Питера Класа изображён Беркемейер в первозданном виде — с вытянутыми листообразными каплями-налепами.
Питер Клас, «Натюрморт с лобстером, серебряным кувшином, большим Беркемейером, фруктовой чашей, скрипкой и книгами», 1641, частная коллекция.
Фрагмент работы выше с бокалом Биркемейер покрупнее.
Лесное стекло сейчас
Если вы думаете, что лесное стекло существует в наши дни только в виде музейных экспонатов, то ошибаетесь. Его влияние всё ещё велико. Целые линейки современной посуды из стекла походят по своей форме и виду на лесное стекло.
Вот, например, стаканы фирмы Leonardo из серии «Ciao optic», которые есть у них всех расцветок, включая зелёный.

Или вот дизайн из 50х годов 20 века фирмы ITALY Empoli Verde

Ниже вы можете видеть уже современную версию Рёмера — белый верх, зелёный низ. Здесь у меня на рисунке правда рюмка, а не бокал. Судя по отзывам многих источников современные Рёмеры, как на моём рисунке, не имеют ничего общего с настоящим лесным стеклом, потому что ножка всего лишь подкрашена. О былой славе Рёмера напоминает только форма.
А это то, как развивалась форма Рёмера — бокала для вина. Как раз самое последнее фото — современный вариант бокала для вина на зелёной подкрашенной ножке.

Эти бокалы, как и натюрморты мастеров живописи Золотого века вдохновили известного австралийского фотографа Кевина Беста (Kevin Best) на целую серию фото-натюрмортов в стиле голландской живописи и прославили его на весь мир. В фотографиях он использовал репликаты средневековых бокалов, которые сейчас можно купить при стеклодувных музеях или на ярмарках средневековой тематики. Только полюбуйтесь на эту красоту.
Рёмер с налепками в виде малинок.
Фото Кевина Беста. Источник.
Фото Кевина Беста. Источник.
Рёмер и два Беркемайера с налепками в виде малинок.
Фото Кевина Беста. Источник.
В Чехии до сих пор продают копии лесного стекла самых разнообразных форм — богемское / бёмское стекло. Кстати, там по ссылке производитель сильно путается в названиях, так что не удивляйтесь, что типичные Рёмеры там называются Беркемейеры, например. Зато красиво, чего уж там.
Копии бокалов из лесного стекла, выполненные по схожей технологии, как в 17-19 веках. Источник.
Надеюсь, что теперь если вы отправитесь в галерею старых мастеров, то бокалы из лесного стекла будут вам как минимум ближе и понятнее. Удачной охоты и перемещения во времени благодаря картинам старых мастеров!
————————-
Источники
Питер Клас
Bartholomeus van der Helst
Waldglas
Хеда, Виллем Клас
Rijksmuseum Amsterdam на Википедии
Römer (Glas)
Голландское стекло/Лесное стекло
Christie’s: Four waldglas beakers
Waldglas on Pinterest
Cовременная живопись и фотографии Kevin Best
Museum für Glaskunst Lauscha
Museum of fine arts Boston
Roman glass
Меровинги
Bootsgräber der Vendelzeit
Vendelzeit
Krautstrunk
Berkemeyer
Беркемайер
Floris van Dyck
Aschenhaus
Waldglashütte am Lakenborn
Römer Glas
Rijksmuseum Amsterdam, сайт музея
Roemer with a poem to Constantijn Huygens
Лесное стекло на страницах музея Рийксмюзеум
Essbesteck

ТОП 7: Современная архитектура Нидерландов

Ровные ряды аккуратных четырехэтажных домиков вдоль многочисленных каналов – это, пожалуй, самый распространенный образ, возникающий при мысли о традиционной архитектуре Нидерландов. Сегодня же многие голландские города могут похвастаться довольно яркими образцами современной архитектурной мысли, интересными объектами различного назначения – от театров и начальных школ до музеев и торговых центров.

Портал Я архитектор представляет семь наиболее выразительных проектов, реализованных в Нидерландах в последние годы.

1. Калейдоскопический театр в Лелистаде

Проект: Theatre Agora

UN Studio

Назначение: театр

Город: Лелистад

Год постройки: 2007

Необычное здание является частью плана программы Lelystad by Adriaan Geuze, призванной активно развивать центральную часть Лелистада – города, которому еще не исполнилось 50 лет. Этот уникальный театр – результат профессионального подхода и свободного полета творческой мысли архитекторов UN Studio. Авторы проекта считают, что здание Agora Theatre является одним из самых сложных объектов за весь период их работы.

2. Аморфная структура в Эйндховене

Проект: Admirant e 18 September Plein

Massimiliano & Doriana Fuksas

Назначение: торговый центр

Город: Эйндховен

Год постройки: 2010

Это сооружение появилось в результате реконструкции центральной части Эйндховена, предусматривавшей обустройство крупного торгово-офисного центра, автомобильного и велосипедного паркингов и входа в подземную часть проекта. Аморфные обтекаемые формы нового корпуса торгового центра со стеклянными фрагментами на фасаде создают увлекательные и динамические пространственные конфигурации внутри здания.

3. Зеркальный куб в Роттердаме

Проект: Atriumtower Hiphouse Zwolle

Atelier Kempe Thill

Назначение: социальное жилье

Город: Роттердам

Год постройки: 2009

Авторы этого проекта решили сломать сложившийся в Европе стереотип, что квартиры для малообеспеченных слоев населения или студентов (социальное жилье) должны быть, как правило, тесными, темными и уродливыми. Поэтому они спроектировали многоэтажный дом со стеклянными стенами, который просто залит естественным светом в любое время суток и предоставляет своим обитателям достойные условия для проживания. Этот стеклянный куб с параметрами 23 м×32 м×25 м был удостоен в 2010 и 2011 годах нескольких престижных архитектурных наград.

4. Остроконечный муниципалитет в Гааге

Проект: The Hague Municipal Office

Rudy Uytenhaak

Назначение: офис

Город: Гаага

Год постройки: 2011

В этом белом «бумажном самолетике» расположились практически все основные социальные учреждения и коммунальные службы Гааги: муниципалитет, загс, городская библиотека и информ-центр. Легкость и стремительность, выраженная в дизайне здания, продолжена и в его интерьерах. Внутренние стены постройки практически прозрачны, а все офисы выходят в стеклянный остроугольный атриум, объединяющий различные по функциям этажи. Легкие и одновременно прочные конструкции из тонких балок и визуально невесомых перекрытий максимально раскрывают внутреннее пространство.

5. Морской музей Текселя

Проект: Maritime and Beachcombers Museum

Назначение: музей

Город: Тексель

Год постройки: 2011

Издавна жители острова Texel, жизнь которых неразрывно связана с морем и судоходством, собирали куски дерева от потерпевших крушение кораблей и использовали их в строительстве. Не удивительно, что в наше время именно здесь появился музей с необычным названием «Музей моря и людей, собирающих выброшенные морем на берег вещи». Здание этого учреждения, построенное по проекту архитектурного бюро Mecanoo, выполнено в соответствии со старинной эко-традицией местного строительства. Вторично использованная древесина твердых пород послужила материалом для отделки фасадов здания. Ее благородный серебристый оттенок – результат многолетнего воздействия воздуха и влаги.

6. Здание-волна в Альмере

Проект: Block 16

Архитектор: René van Zuuk

Назначение: отель + торговый центр

Город: Альмер

Год постройки: 2005

Принцип строительства здания Block 16 во многом похож на систему возведения тоннелей, основанную на одновременном литье стен и пола. Изменение длины прилегающих друг к другу ячеек в конечном итоге привело к образованию оригинальной неоднородной формы фасада. Хотя творение голландского архитектора René van Zuuk называют «Волна», поскольку своеобразная архитектура действительно создает впечатление, будто поверхность фасада плавно «течет», есть и еще одна ассоциация – анодированный алюминий в облицовке и изогнутая форма стен напоминают чешуйчатую кожу гиганта-пресмыкающегося.

7. Начальная школа в Гааге

Проект: Primary School The Hague

Rocha Tombal Architects

Назначение: школа

Город: Гаага

Год постройки: 2011

В стенах школы дети должны чувствовать себя защищенными и в то же время иметь достаточно возможностей для веселого общения. Авторы проекта здания начальной школы в Гааге решили сделать его похожим на «цветное сказочное существо». Удлиненная структура, растянутая вокруг зеленого игрового двора, неоднородна по высоте и ширине, а внутри предлагает маленьким ученикам совершить своеобразное путешествие по светлому лабиринту с изломанными стенами и неожиданными поворотами.

Проекты голландских домов

Образ жизни нидерландцев формировал голландский архитектурный стиль. Купцы и мореплаватели часто путешествовали, внося в облик своих жилищ иностранные штрихи. Форма построек обосновывалась климатом, недостатком свободных площадей для строительства и желанием рационально распорядиться жилым пространством.

Разрабатывая проект голландского дома, архитектор реализует несколько задач одновременно: создать компактную снаружи и просторную внутри конструкцию, сделать помещения функциональными и уютными, создать респектабельный интерьер за сдержанным фасадом.

Характерные особенности голландского стиля

Здания, выдержанные в этой стилистике, имеют четкие визуальные особенности:

  • узкий кирпичный или оштукатуренный фасад;
  • 2-3 этажная постройка с делением на ярусы;
  • высокая двускатная или вальмовая крыша, облицованная черепицей;
  • большие прямоугольные окна с перекладинами;
  • декоративная отделка проемов контрастными наличниками из дерева или камня;
  • наличие деревянных ставней;
  • отделка цоколя контрастным камнем.

Голландский стиль – воплощение функциональности, планировка в таких домах симметричная и удобная, а внутренний интерьер отличается простотой и значительностью деталей. Интерьерной доминантой каждой зоны будет являться крупный декоративный элемент:

  • камин;
  • массивная деревянная витрина;
  • картина.

В отделке помещений часто применяются:

  • керамическая майолика;
  • витражные фрагменты;
  • грубая фактурная штукатурка;
  • каменная и кирпичная кладка;
  • деревянные потолочные панели;
  • балки и сводчатые потолки.

Преимущества проектов голландских домов

Загородный коттедж будет выглядеть солидно даже при компактных размерах, например, проекты домов в голландском стиле 6х8 содержат все необходимые для комфортной жизни помещения. В комнаты и кухню ведет прихожая. Дизайн небольших домов лаконичен, пространство не перегружается лишними деталями и мебелью.

Нидерландский стиль оценят семьи, выбирающие спокойствие и уют, не желающие привлекать много внимания к своему жилью. За внешней скромностью дома скрывается безупречный стиль и эргономика. Каждый элемент постройки не является просто декором, а несет свою смысловую нагрузку, выполняя конкретную функцию. Заказать оформленный проект голландского домика можно онлайн, в каталоге представлены разные варианты планировок.

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх